7 апреля 2015

В разговорах о «новом пузыре» в качестве главного индикатора проблемы приводят массовое возрастание burn rate — скорости, с которой стартап тратит полученные инвестиции. Если стартапы проедают деньги с гигантской скоростью, то они в итоге закроются, не успев дойти до самоокупаемости, так? Скотт Нолан, партнер Founders Fund, считает иначе — и объяснил, почему стартапы с высокой скоростью траты денег могут быть удачнее экономных.

В своем тексте он отзывается о burn rate как о vanity metric — характеристике-пузомерке, не дающей реального представления о состоянии дел в проекте. Стартап может тратить много денег по разным причинам, и при одних и тех же тратах один будет загибаться, а другой процветать.

Причина в том, что сумма трат в месяц состоит из двух противоположных составляющих: количества задач, решенных за это время, и того, во сколько обошлась каждая из них. Если стоимость отдельной по возможности стоит снижать, то количество, напротив, повышать.

Если стартап потратил за месяц вдвое больше конкурента, поскольку успел сделать вдвое больше, то это не плохая новость, а замечательная: такие темпы помогают опередить всех и первым захватить рынок. Проблемы начинаются в другом случае: когда стартап потратил вдвое больше, а сделал столько же. Но это не проблема высокого burn rate. Это проблема низкой эффективности.

В результате тем, кому удается работать эффективно, не нужно снижать свои расходы из-за опасений пузыря. Наоборот, зачастую лучшей стратегией для них будет тратить как можно больше, чтобы быстрее достигать отличных результатов. Уметь добиваться своих целей быстро, но растягивать это на годы во имя снижения burn rate — страшная глупость.

Разумеется, пишет Нолан, все это не отменяет того, что часть оцениваемых высоко стартапов в будущем разорится. Однако делать выводы о том, какие именно, и о том, есть ли сейчас «новый пузырь», стоит не по тому, кто сегодня сколько тратит, а по тому, как именно это делают.

Автор фото: gfpeck, распространяется по Creative Commons.

7 апреля 2015